Голос звучит из глубины времен

К Международному дню коренных народов мира в ряде муниципалитетов области были приурочены различные мероприятия: праздники, концерты, спортивные соревнования, фестивали национальных культур и ремесел, выставки картин. Проходя по улицам Киселевска, вряд ли встретишь шорцев или телеутов. Но представители коренного населения Кузбасса компактно проживают в Таштагольском, Новокузнецком, Междуреченском, Беловском, Гурьевском районах, городе Мыски и пригородных поселках. Среди этих людей много неординарных талантливейших личностей, есть и те, кто стали известны в разных странах планеты! Чылтыс Таннагашева из Мысков — исполнительница этнической музыки шорского народа, мастер горлового пения, лауреат, дипломант, победитель различных конкурсов, фестивалей и премий, выступает с концертами не только в городах России. Она побывала и получила признание в Норвегии, Финляндии, Турции, Швейцарии, Австрии, Азербайджане, Казахстане, Кыргызстане, на Украине, в Германии и даже стала прообразом героини романа немецкого писателя Михаэля Эбмайера «Холодные ключи», по которому позднее сняли фильм «Именно Сибирь». 

Слушая, как поет Чылтыс, невольно ощущаешь аромат таежных трав, свежесть и прохладу горного воздуха. С первых минут наступает состояние гармонии и умиротворения, напоминающее медитативное. Своим голосом эта удивительная женщина с поразительной точностью имитирует звуки природы, диких животных, птиц, а ее импровизации на губном инструменте — темир-комусе — завораживают. Возникло огромное желание прикоснуться к самобытной шорской культуре, прочувствовать ее сакральную силу, поэтому в прошедшую субботу я отправилась в Мыски на встречу с Чылтыс Таннагашевой. Вопреки СМС-предупреждениям МЧС о вероятных порывах ветра, сильном дожде и граде по области, погода выдалась комфортной и теплой. На протяжении всего моего пути не выпало ни капли осадков, поездка была легкой, неутомительной и приятной. Это добрый знак! С Чылтыс Таннагашевой у нас состоялась увлекательная беседа.

Дух тайги пришёл посмотреть,

Как Чылтыс волшебно поёт.

Он подскажет, как девушке петь,

Дух землячку свою бережёт.

Разнесётся песня по шорской тайге,

Наполняя пространство вокруг.

Где вы ещё увидите, где:

Дух певице — наставник и друг?!

И тайга с ней поёт, тайга не молчит,

Таёжные птицы ей подпевают.

Как же чудесно песня звучит!

А вы говорили: чудес не бывает…

Наталья Булатова

Чылтыс Таннагашева— Чылтыс, чтобы познакомить киселевчан с Вами, расскажите, пожалуйста, немного о своем детстве, Вашем жизненном пути до того, как начали заниматься написанием и исполнением шорских песен и стали широко известны и популярны.

— Я родилась в городе Мыски в шорской семье. Мои отец и дядя — Валерий и Владимир Таннагашевы — были шахтерами, мама выбрала профессию учителя русского языка и литературы. У меня есть старший и младший братья. Все мы получили достойное образование благодаря родителям, их наставлениям и стараниям. Росла я обычным ребенком. Училась в музыкальной школе по классу домры. Окончив общеобразовательную школу, поступила в педучилище в столице Тувы — Кызыле. Обучалась в Кыргызско-Турецком университете «Манас», затем приехала в Новокузнецк, где меня приняли на работу руководителем шорского этнокультурного центра «Тазыхан». В то же время, это был 2002 год, я познакомилась с замечательной шорской поэтессой, членом Союза писателей России Таяной Тудегешевой. Ее стихи как на русском, так и на шорском языке трогают душу. С Таяной мы дружим и по сей день, она пишет тексты песен, которые я пою. После отца и дяди Володи это мой третий жизненный учитель. Она поведала мне очень многие тонкости народной культуры, год за годом я впитывала ее знания. С 2006 года я заочно училась в КемГУКИ. Здесь я тоже встретила своего наставника. С Надеждой Доржуевной Ултургашевой, заведующей кафедрой теории и истории народной художественной культуры, общаемся до сих пор. Моим другом был известный алтайский сказитель, музыкант и целитель Аржан Кезереков, к сожалению, его уже нет в живых. Немало ценного о мировоззрении шорцев я узнала именно от него. В принципе, мне всегда везло на хороших, добрых людей. Наверное, духи предков оберегают меня, не дают сталкиваться с плохими.

Чылтыс Таннагашева— Насколько мне известно, Вы — племянница последнего выдающегося кайчи (сказителя) Горной Шории. Хотелось бы подробнее узнать о Ваших корнях, родословной, удивительных фактах из жизни предков.

— Знаю, что предки-мужчины обладали богатырской силой, некоторые даже могли поднять коня. Дед мой Сарыг (Егор) имел славу искусного быстроногого охотника. Он на спор мог встать на лыжи и в заснеженной тайге оглушить сразу две рыси — одну за другой. И на войне был метким стрелком, единственное — не знал русского языка. Мои отец, дядя и тёти родом из улуса Курья в низовьях реки Мрас-су (его уже не существует — на этом месте ведется угледобыча). Каждый из них был в чем-то талантлив. Отец лет с пяти мог легко на слух запомнить и сыграть мелодию на гармошке или гитаре. Самого мальчика из-за инструмента не было видно, а он в местном клубе исполнял музыку, и люди под нее танцевали. Его сестра Алевтина Егоровна сочиняла стихи и песни, у нее великолепный голос. Моя покойная тетя Галина Егоровна красиво танцевала. Любовь к народной культуре мне привили папа и дядя. В детстве я ходила с ними в тайгу, мы собирали кедровый орех, черемшу, грибы, ягоды, порой ночевали в лесу. А особенно мне нравилось слушать дядю, когда он исполнял шорские эпические произведения как речитативом, так и горловым пением под аккомпанемент двухструнного щипкового инструмента — кай-комуса. До смерти дяди Володи в 2007 году он оставался последним представителем мрасской сказительской школы и всей шорской традиции в целом. К его творчеству проявляли интерес не только российские ученые, но и зарубежные.

— Вы единственная в своем роде жительница Кемеровской области, владеющая искусством горлового пения, с необычной артикуляцией. Редкий дар среди женщин! Как Вы к этому пришли?

— Горловое пение мне снилось в течение года после аварии 1-2 раза в месяц. Во сне я пела, стоя на вершине горы, а у подножия меня слушал народ, таежный лес — как на ладони. Похожую картину я увидела недавно при восхождении на гору Изыгаш, богатую мегалитами — причудливыми сооружениями из огромных каменных глыб. Женщины редко практикуют горловое пение, считается, что якобы они из-за этого будут несчастны, не смогут родить детей, потому что создается большая нагрузка на сердечно-сосудистую систему, репродуктивные органы. По моему опыту, это не так. И тем более — у меня есть дочка.

Чылтыс Таннагашева

Чылтыс с подругой — виртуозом мира
по хомузу Юлианой Кривошапкиной

— А как публика на концертах воспринимает Ваши песни? Наверняка люди делятся впечатлениями.

— Воспринимают хорошо, получаю много благодарностей. Как и другие артисты, я чувствую публику, взаимообмен энергиями. Если ощущаю мурашки по коже, значит, и зрители меня приняли и испытывают подобное. Прошлым летом я была специальным гостем фестиваля самопознания «Сундуки» в Хакасии. От собравшихся слышала такие отзывы, что, когда я пою, в теле они ощущают целительную вибрацию, которая улучшает самочувствие. Ведь не случайно существует такое направление как аудиотерапия.

— Ваше творчество, естественно, тесно переплетено с традиционным мировоззрением шорцев. Интересно узнать, на чем оно строится.

— Многие шорцы на сегодняшний день православные. Но у большинства также сохранились и традиционные верования и представления о мире, основанные на шаманизме и анимизме. Мы почитаем духов предков и духов различных местностей. И для каждого существует свой обряд — с ними надо жить в дружбе. Есть хозяева леса, горы, реки, деревни. Что уж говорить — даже у кабинета есть свой дух! Почитаем Умай Эне – богиню материнства, покровительницу младенцев, символ плодородия, благополучия и изобилия, и другие божества, главное из которых — Ульген: он живет на девятом небе, где всегда светло, тепло, трава там не сохнет и цветы не отцветают. Я тоже придерживаюсь шаманизма, при этом уважаю все мировые религии, многообразие мнений и взглядов. Я за мир во всем мире!

— И какое же ключевое событие подвигло Вас принять решение продолжить его путь и выбрать своим призванием народное музыкальное творчество?

— Когда я окончила музыкальную школу, долгое время не пела и не прикасалась к инструментам. До 24 лет я вообще не понимала, для чего живу, в чем мое призвание. Но ведь не просто так же я родилась! В моей жизни я наблюдаю цикличные кризисы, переломные моменты каждые 12 лет. 12-летним подростком я сильно заболела, в течение года родители водили меня по медучреждениям. Думаю, что моему излечению во многом способствовал отец: он приносил из тайги живицу, я ее долго пила, потом прошла курс оздоровления в санатории. Когда мне было 24 года, я попала в серьезную автомобильную аварию. К счастью, выжила. Помню, ко мне в больницу пришла Таяна Тудегешева и говорит: «Ну всё, Чылтыс ханым, готовься к новой жизни!» Так и вышло. Я начала осваивать шорские народные инструменты, писать музыку на стихи Таяны.

В 36 лет я снова попала в ДТП… После этого я переосмыслила свою жизнь, записала второй альбом «Усчы Элим». Среди композиций есть те, которые посвящены кузнецам Горной Шории: издревле шорцы славились этим ремеслом. Первый песенный сборник «Каан Тегри» («Божественное небо») вышел в 2008 году и имел большой успех. Тематика песен разная: любовь, древнее мировоззрение предков, обращение к духам Земли, Воды, к Вечному Синему Небу, шуточные, этническая импровизация и фольклор.

— А какие шорские народные обычаи были в Вашей семье? Наверняка Вы соблюдаете их и поныне.

— С середины 80-х годов прошлого века после временного угасания народные традиции стали возрождаться. У нас, как и почти в любой шорской семье, почитался праздник ружья — «Мылтык пайрам» (с 18-го на 19 января). Накануне мы старательно готовили национальные блюда, одним из главных были шорские пельмени — шор пельбендер. Для начинки вместо фарша в тесто заворачивали рубленую говядину с внутренним жиром, луком, кедровыми орешками и опускали вариться в молоко. Когда лепили пельмени, в них вкладывали миниатюрные предметы. Шорцы верили, что они предсказывают судьбу. Если человеку попадалось ружьё, это означало, что он станет удачливым охотником, топорик – крепким хозяином, монетки символизировали богатство и благополучие, белые и чёрные нитки – счастливую или трудную жизнь в будущем и др. Ели любимое блюдо после десяти часов вечера. В шорских деревнях на рассвете мужчины стреляли из ружей, разгоняя злых духов, или звенели колокольчиками. Весной перед ледоходом шорцы задабривают хозяина реки, чтобы не было наводнения. В 2000-х годах возродился праздник Чыл-Пажи — встреча Нового года по Саяно-Алтайскому календарю, выпадающий на день весеннего равноденствия. В частности, в Томской писанице он проходит ежегодно и очень популярен. Шаман проводит обряд камлания — задабривания духов огня, воды, неба и леса, разжигаются костры, приносится ритуальная пища, выполняются ритуалы, направленные на избавление от невзгод и бед.

Чылтыс Таннагашева— Вы как дитя природы наверняка подпитываетесь от нее, чтобы черпать вдохновение, жизненные силы?

— Летом стараюсь путешествовать по Горной Шории, посещать места силы. Бываю и в шорских деревнях — Ортон, Учас, где люди живут без благ цивилизации. Ни телевизора, ни Интернета. Воду набирают из реки, до ближайшего магазина — 8 км пешком. Охотятся, рыбачат, кто-то скотину держит, кому-то дети помогают картошку посадить. Жилище освещают керосиновой лампой. Спать ложатся рано. Пищу готовят на дровяной печи. Развлекают себя сами — поют песни. Я бы, наверное, месяц в таких условиях пожила.

— Помимо гастролей, какой работе посвящаете свои будни? Поделитесь Вашими ближайшими творческими перспективами.

— Я являюсь солисткой Государственной филармонии Кузбасса им. Б.Т. Штоколова. В Мысках, в городском Центре культуры, выступаю и как артистка, и как педагог: обучаю уже третье поколение ребят народному пению, игре на шорских инструментах. Сегодня я работаю в разных жанрах и направлениях, в зависимости от запросов публики: эстрада, классическое акустическое инструментальное исполнение, этно-джаз, этно-рок, транс. Шаг за шагом готовлю себя к новому этапу — сказительству, по примеру моего дяди. Я очень рада, что оно в Сибири возрождается благодаря курултаям, фестивалям и другим мероприятиям. Приятно, что в территориях Кузбасса действуют центры сохранения шорской культуры, а органы местного самоуправления нас поддерживают. Это значит, что у малочисленных коренных народов есть будущее, а их наследие, традиции нынешнее поколение сбережет для потомков.

Когда поет Чылтыс Таннагашева, кажется, что ее голос звучит из глубины времен, перенося слушателей к истокам нашего края, жизни и быту людей, обустраивавших родную землю до нас. У них уникальная судьба, их эпос — источник мудрости, а сами они едины с матерью-природой, близки и к собственной человеческой сути, в контакте со своим подсознанием, которое указывает им путь, дает важные знаки. Это так таинственно и волнующе! Поэтому творчество коренных народов представляет для нас огромную ценность, а приобщаться к нему — одно удовольствие!

Беседовала Елена ГАЗИНА.

Фото автора и Чылтыс Таннагашевой.

Share this:

Один комментарий: Голос звучит из глубины времен

  • Наталья говорит:

    Елена!
    Какая же Вы — молодец! Вы так широко раскрыли тему национальной направленности нашей талантливой шориянки, певицы Чылтыс. Она — достойная дочь своего народа. Вы не представляете, какая она патриотка, как она любит свою Родину, свой народ!
    Бог дал ей талант, совсем не спроста; он как будто выбрал лучшего представителя этого народа, и наделил её редким даром.
    Спасибо Вам, дорогая Елена за то что Вы так великолепно передали суть характера Чылтыс, Вы, как художник, точно написали её портрет.
    Я очень признательна судьбе, за то, что она свела меня с шорцами. Не перестаю восхищаться его открытостью и душевностью. Среди моих друзей очень много представителей этого Великого народа. Они никогда не бросят ближнего в беде, и не будут держать камень за пазухой.
    Простота и открытость — вот основная черта шорцев. Они чтят традиции своих предков, соблюдают родовые обычаи. Много интересных и полезных обычаев я переняла от них. Это же настоящая кладезь знаний!
    У меня есть несколько стихотворений на тему Горной Шории и её народа, вот одно из них:

    Мы — шорцы.

    Мы — шорцы, нас мало.
    Мы почитаем традиции предков.
    Нас тайга родила, воспитала,
    Как самых любимых деток.

    Но, мы, как малые дети
    Смотрели, будто не помня добра,
    Как на землях священных этих
    Кроили наши леса трактора.

    Когда в лютый сибирский холод,
    Взрывали старшие братья каньоны.
    И зверей охватывал голод,
    Погибали они миллионами.

    Воздух тайги в пыль превратился,
    И таёжные Духи будут этим дышать.
    Они на нас давно рассердились,
    Что мы не спасали Родину — Мать.

    Да, конечно,- нужна индустрия:
    Золото, уголь, — мы понимаем.
    Но не простит нам Земная Стихия,
    Что покой мы её нарушаем.

    Кто вернёт нам леса вековые,
    Промысел в чистой реке?
    Кто молитвы поймёт родовые,
    И печали о нашей тайге?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

Напишите нам