Образ Божий — в каждом человеке

Неокрепшая юная душа не всегда может устоять перед искушениями, удержаться от рокового выбора, ей же противного, навязанного. Ради чего? Чтобы не прослыть паинькой, но быть «правильным» для сомнительной компании. Доказать, что «не слабо», продемонстрировать ложную взрослость. Чувствуя голод по родительской любви и вниманию, ребенок может утолять его отравляющими суррогатами — алкоголем, наркотиками, игроманией. Из-за такого опрометчивого шага люди падают в глубокую пропасть, оставаясь там на долгие годы. Но всё же у тех, кто оступился, шансы возродиться духовно и оздоровиться физически есть! Бог ведет к себе разными путями. Главное — суметь увидеть руку помощи и протянуть свою в ответ.

Вот такая рыба водится в наших краях!

В июне 2016 года в газете «Киселевские вести» была опубликована статья «Душепопечение для исцеления духовных недугов». В ней шла речь о душепопечительском православном центре «Омофор» при Новокузнецком православном сестричестве святых преподобномучениц Великой княгини Елисаветы и инокини Варвары. ДПЦ уже на протяжении 16 лет оказывает помощь зависимым и их близким. Находится он по ул. Бугарева, 14. Молодые люди обращаются в Церковь — Великую Лечебницу, когда хотят начать новую, диаметрально противоположную прежней жизнь, с любовью принимают таинства исповеди, причастия, открывают сердце в молитве, приобщаются к полезным делам. И это уже первый этап выздоровления.

Настоятелем и руководителем ДПЦ является протоиерей Алексей Шульгин, врач по образованию. Главная задача Центра – возведение человеческого образа к Божьему. Это путь духовного возрастания, воцерковления семей. Для работы с ними разработана методика на стыке религии, медицины, психологии и педагогики с использованием методов духовно-ориентированного диалога, личностной коррекции. Наработки, заложенные в трудах Т.А. Флоренской (теория диалога), Б.Ц. Бадмаева (развитие теории деятельности), Л.В. Суровой (педагогика Преображения), позволяют строить гибкие и адаптивные модели реабилитации.

Сразу оговоримся: здесь НЕ лечат наркоманию, токсикоманию, алкоголизм. Снимать химическую зависимость, восстанавливать здоровье тела, проводить психотерапию — удел медиков, наркологических диспансеров. С ними душепопечительский центр постоянно сотрудничает, и духовная жизнь пациентов в период лечения в стационаре продолжается.

C 2007 года в поселке Кедровка (в 5 км от поселка Темиртау Таштагольского района) действует загородная здравница. Это целый комплекс, включающий в себя дом, купальню над святым источником иконы «Неупиваемая чаша», баню.

Душепопечение наркозависимых

Кедровская здравница

Ребята проводят время в молитвах и трудах на приусадебном хозяйстве, в доме, у них есть возможность играть в футбол, теннис, выезжать в бассейн, зимой — кататься на коньках. По желанию реабилитантов они вместе с родителями отправляются в монастыри или в поездки по святым местам нашей области. На заключительном этапе постепенно происходит возвращение к нормальной, социально адаптированной жизни: учеба, работа, семья. Ребята становятся личностями с другим мировоззрением, расстаются с наркотиками без сожаления.

В душепопечительском центре не делят людей на «достойных» и «недостойных». Каждый человек несет в себе образ Божий, он вовлекается в большую церковную семью, где милосердие и терпение сглаживают его недостатки, а измученные, опустошенные близкие зависимого обретают безусловное принятие и поддержку. И со временем семья исцеляется!

Мы предлагаем Вашему вниманию откровения людей, которые годами уничтожали себя алкоголем, наркотиками, однако сумели оттолкнуться от дна и войти в мир обновленными.

Сергей, 39 лет, отец двоих сыновей:

— Я вырос в благополучной семье. И родители мне объясняли, что наркотики — это плохо. Но от запрета еще сильнее хотелось попробовать, и любопытство взяло верх. Мол, ну что мне с одного раза будет? Но не случайно есть поговорка: «Кто попробовал слезу мака, тот будет плакать всю жизнь». Так и вышло. Начиная с 15 лет, в общей сложности 22 года употреблял тяжелые наркотики, в том числе и «соли». Полжизни прокололся! Столько падений за этот период было, и работы лишился. Причем зависимыми мы были вместе с женой. Но с Божьей помощью живем в трезвости уже третий год, я прошел все этапы реабилитации. Наши сыновья ходят в храм, исполняют послушания. Старшему— 16-й год, младшему — 9, он помогает батюшке в алтаре.

Дмитрий, 43 года, алтарник, будущий священник, один из основателей загородной здравницы в Кедровке:

— Первый раз я попробовал «травку» в 14 лет, а внутривенно стал колоть героин с 18-ти и втянулся на долгие 15 лет. В начале 1990-х, в переходный для нашей страны период, из Афганистана к нам хлынул поток контрабанды, наркотиков. А у молодежи в то время еще не было сформировавшегося духовного стержня, многие юноши и девушки искали необычных ощущений, большое влияние оказывала улица. И я не смог устоять… И это при том, что у мамы была хорошая работа, отец был начальником почтового вагона. Мне покупали модные вещи, а дома всегда хватало продуктов, в том числе сгущенки, конфет, жвачки. На материальный достаток жаловаться не приходилось. И учился я неплохо, и спортом занимался. Но, видимо, недостаточно было нравственного иммунитета, чтобы противостоять опасным соблазнам. Наркотик — это отрава, организм начинает ему противиться, возникают рвота, головокружение, но с каждым разом он вынужден уступать, привыкать и, что самое страшное, — сживаться с ним. Собственной воли отказаться от зависимости уже не хватает — ломка, и физическая, и психологическая, такая, что «выворачивает наизнанку».

Родители всеми силами пытались меня спасти. Отправляли во всевозможные центры, госпитализировали в больницы, где мне вводили новейшие препараты, снимали интоксикацию. Но я, покинув учреждение, спустя несколько дней снова начинал употреблять — это стало греховной страстью. Затем я прошел курс лечения в реабилитационном центре г. Екатеринбурга, а когда вернулся в Новокузнецк, начал жить православной жизнью, помогал отцу Алексею организовать загородную здравницу и по сей день ею занимаюсь. Это меня и сдерживало. Желание принимать наркотики прошло не сразу, но постепенно оно иссякло, «отслоилось» от меня. И сейчас для меня это всё равно что выброситься с 5-го этажа вниз головой. Три года назад я женился, у нас с супругой подрастают два сына, учусь в православной духовной семинарии.

26-летний Денис пришел в церковь с трехлетним сыном. Сидя на коленях у молодого папы, светловолосый мальчик всё время к нему прижимался и обнимал за шею. Ребенок снова растет в полной семье — его мама вернулась к мужу, который после реабилитации начал новую жизнь.

— Я стал принимать наркотики лет 6 назад, оказавшись в плохой компании, — вспоминает Денис. — Поначалу чувствовал себя всемогущим Бэтменом, но очень скоро здоровье пошло под откос. «Соли», миксы, которые я употреблял, «сушат» организм. Помню, как за 3 месяца я похудел на 15 кг и стал похож на чупа-чупс: голова на истощенном теле казалась огромной. В 22 года я женился. Супруга знала о моем пристрастии, думала, что я просто балуюсь. Но потом поняла, что я «на системе сижу». Случалось, что и неделями дома не бывал. Жена терпела, но однажды не выдержала и ушла. Обратиться за помощью в душепопечительский центр мне посоветовали в церкви на Форштадте, где мы собирались крестить ребенка. Так я и получил благословение от отца Алексея на реабилитацию в Кедровке. Пробыл там 1 год и 3 месяца. К наркотикам больше не тянет. C женой помирились, снова живем вместе.

Артем, 36 лет, более 10 лет употреблял наркотики:

— Как живут многие семьи? Мама и папа работают с утра допоздна, платят кредиты, ипотеки. Ребенок — дома у компьютера или на улице, где всегда есть риск попасть в «ловушку». Не знаю, как сейчас, но лет 5 назад «синтетику» через Интернет можно было легко найти. Да и в сомнительных компаниях часто «берут на слабо». Я рано повзрослел, стал зарабатывать, женился, почувствовал себя самостоятельным. Есть деньги, компания, развлечения, дискотеки — так и попробовал наркотики, хотелось взрыва эмоций. «Подсел» сначала на героин. Были периоды воздержания и срывов. Когда я уже с «солями» познакомился, понял, что пал ниже некуда. Пришел к отцу Алексею на исповедь (обратиться к нему посоветовал священник в церкви), взмолился: «Батюшка, забирайте меня в Кедровку!»

Провел там год, после реабилитации прошло 2 года. Могу сказать, что духовно возрос и физически окреп. Изменилось мое окружение, отношение к семье, браку, детям, друзьям, произошла переоценка ценностей. С женой наконец-то официально зарегистрировали брак, нашему ребенку скоро исполнится 11 лет, он помогает батюшке в алтаре. Я себя нашел. Теперь на душе мир и покой. А раньше как было? После любого конфликта в семье напивался, а по пьяной лавочке хотелось и уколоться. Другого выхода и не видел. А ведь это лишь усугубляет проблемы, но не решает их. Господь ведет к себе разными путями. Есть дети, которых с малых лет приводят в церковь. А есть такие, как мы, которые попали под влияние улицы, совершили ошибку, но всё же, пройдя испытания, пришли к вере, обрели поддержку.

Василий, 46 лет:

— Я вырос в Казахстане, в селе Николаевка. Мать с отцом работали от темна до темна, уставали. Я — на улице, с компанией. Моя жизнь шла как по шаблону, один этап механически сменял другой. Ну отучился в школе, и что дальше? Как и положено — поступил в техникум. Потом в армию. И всё время не покидала мысль: а в чем ценность всего этого? Ради чего хожу по земле? Не было какой-то внутренней опоры, платформы. Уже в старших классах начал пить алкоголь, чтобы уйти от реальности. Из-за разногласий с отцом рано покинул родительский дом. После армии вместе с братом переехали в Новокузнецк, устроился на завод. В 1993 году крестился, потому что это в молодежной среде стало «модно». Да только крестик на грудь надели, а пустота в душе так и осталась. К Богу осознанно пришел только в 36 лет. Своей семьи не создал, в жизни разочаровался, мысли темные одолевали. И спиртное уже надоело, потому что оно никак не помогает, стоял на распутье. Но Господь милостив и ведет нас постоянно.

Омофор

Строительство бани в Кедровке

Десять лет назад я работал в бригаде на строительстве особняка в Мысках. Тогда уже чувствовал себя неважно, ожидал результатов анализов. В этом городе есть храм в честь иконы Божией Матери «Одигитрия». И вот однажды вошел я туда, упал на колени пред образом Матери Божией с мольбой: «На всё воля твоя! Всё, что будет со мной — всё приму». Помню ощущение, будто внутри меня гнойник прорвался. Наступило смирение. А в скором времени я узнал, что болен туберкулезом. Такое безразличие настало, думал: всё, на этом свете ничего больше не держит. Семь месяцев я лежал в больнице. Туда приходили сестры милосердия, проводили беседы с пациентами. Там же в 2007 году я встретил и отца Алексея. Видимо, Бог уже устал меня ждать и дал мне шанс. Тогда-то я впервые исповедался, поделился тем, о чем не мог рассказать даже самым близким — всё выложил. И сразу так легко стало! В душе искорка надежды загорелась. Начал воцерковляться, встал на путь духовного выздоровления. Очень помогли беседы с православным психологом душепопечительского центра — к каждому свой подход. Теперь есть с кем пообщаться, куда пойти, понимаешь, что уже не один. В молитве, послушании приходит осознание, что недаром живешь на свете, когда очищаешь душу, помогаешь ближним во славу Божию, а не прожигаешь дни. Трудами и молитвами наши братья, сестры милосердия вносят свой вклад в строительство храма Пресвятой Богородицы во имя Её Покрова…

Из каждой приведенной истории любой из нас может извлечь свои уроки. Это особенно касается родителей, которым важно начинать духовное воспитание детей с малых лет, и молодых людей, не внемлющих наставлениям старших, жаждущих попробовать запретное. Горький опыт многих людей вновь и вновь доказывает: употребление алкоголя, наркотиков — это путь в никуда.

Елена ГАЗИНА.

Фото предоставлены ДПЦ «Омофор».

Share this:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

Я согласен с политикой конфиденциальности