«Замыкание»: премьера в Прокопьевском театре!

«Подай соль», «Как в школе?», «Спасибо, очень вкусно». Под тусклым светом трех ламп за ужином члены семьи обмениваются дежурными репликами. Мама с папой уткнулись в телефоны, бабушка вставляет свое слово о культуре, сын супругов молчит. И так изо дня в день. Как чужие под одной крышей. От такой сцены веет холодом, душное ощущение безысходности сдавливает грудь. Родным людям действительно нечего сказать друг другу? Или важное — замалчивается, вытесняется? Ответы можно найти в новом спектакле Прокопьевского театра «Замыкание» по одноименной дебютной пьесе молодого драматурга Марии Малухиной в постановке московского режиссёра Александра Созонова.

Прокопьевский театрОчередной премьере в рекордно короткие сроки дал жизнь эскиз театральной лаборатории «Эксперимент 123» в январе 2020 года. В пятницу, 13 марта, зрители, среди которых было много киселевчан, выразили свои эмоции после просмотра аплодисментами и возгласами «Браво!»
Мы убеждены: новая работа творческой команды театра нашла такой живой отклик потому, что в ней отражены не просто вечные проблемы, а именно наши дни, эпоха интернета, с ее специфической лексикой, мессенджерами, соцсетями, блогами. В виртуальную реальность так легко «нырнуть», спрятавшись от проблем, к которым больно прикасаться.
В спектакле «Замыкание» каждый герой погружен в свой чат. Папа Володя переписывается и встречается с любовницей Юлей. Мама Олеся «сидит дома с ребенком», которому уже 13 лет. Молодая женщина делает безуспешные попытки создать свой бьюти-блог в инстаграме и бизнес на косметике. Сын супругов Тёма с четырех лет заикается и стал изгоем, объектом насмешек и издевательств в школе, послушно по настоянию бабушки, Лидии Ивановны, ходит на танцы. Дома он уже перестал разговаривать, но никто этого не замечает. В семье, социуме он как безжизненная безмолвная марионетка — поэтому здесь роль Тёмы исполняет… кукла-планшетка! И если на внешнем плане речь подростку дается неимоверными усилиями, он «зависает» на трудных согласных звуках, то во внутреннем мире главного героя разворачивается бурный, полный драматизма монолог. Озвучивает его актер Михаил Дмитриев. Кстати, Тёма не воспринимается 13-летним мальчиком. Он рассуждает как более взрослый парень, начитан, цитирует высказывания философов, писателей, поэтов, хорошо танцует, отчаянно «карабкается», чтобы найти способ заговорить наконец-то нормально. Даже надевает власяницу — тесный колючий свитер, от которого невыносимо чешется тело, для смирения плоти!
По сюжету нам показывают выход из этого тупика в виде цепочки озарений у членов семьи. Олеся осознает, что вся ерунда вроде йоги, торговли помадами нужна лишь для того, чтобы заткнуть свой внутренний голос, который лучше вообще не слышать.
Владимир признается, что больше всех виновен в заикании сына, ведь девять лет назад он пытался уйти из семьи, из-за чего разразился громкий скандал, травмировавший малыша.
А бабушка с горечью понимает: она бестолково ходит по квартире и «жужжит». Всегда хотела как лучше, но появляются сомнения в своих поступках.
ЗамыканиеС Темой же случается то, что заставляет его закричать: «А нет тебя, Господи!»
Лишь встряска, когда родные испугались друг за друга, замкнула разобщенную семью в круг объятий. И в нем уже не кукла, а живой сын, который хочет говорить! Ребенок много лет бессознательно своей болезнью «удерживал» родителей от расставания, теперь же теплится надежда, что внутрисемейный конфликт может быть разрешен.
В этом спектакле мы видим, как герои постепенно отвлекаются от своих гаджетов. В кои-то веки мужа с женой «прорывает» и они, пусть с руганью, но «вытаскивают» из себя то, что их действительно волнует!
Изменение настроения спектакля отражает динамика видеоряда. Мы видим, как с развитием событий на экране мелькающие картинки заманчивой красивой жизни сменяет лицо Олеси, на котором застыло страдание; как дергается, словно в конвульсиях, а затем сгорает, игрушечная собачка-пищалка, возможно, символизирующая причины бед в семье. Постановка держит в напряжении от начала до конца. Не все зрители могли сдержать слёзы, а в некоторых моментах, как выразилась одна из женщин, гробовая тишина была красноречивее громких аплодисментов.

После просмотра премьеры состоялось ее обсуждение. Присутствующие отметили, что в спектакле показана среднестатистическая семья, и для осмысления предлагается широкий круг проблем. Это и возрастные кризисы трех поколений, и травля в коллективах, и социальное одиночество, и равнодушное отношение друг к другу, отсутствие взаимопонимания. По просьбе режиссера желающие высказывали мнения, о чем и для кого этот спектакль, кому стоит его смотреть. Слово было предоставлено и актерам.
Михаил Дмитриев (Тема): «Для меня лично этот спектакль прежде всего об одиночестве ребенка перед большим миром, начиная с семьи и заканчивая всеми вокруг. Он закрыт со всех сторон и при этом упорно ищет выход из ситуации, в которую попал. Если бы семья не объединилась, кто знает, может, подросток, устав от травли, пошел бы в школу с ножом».
Анатолий Иванов (папа Володя) на вопрос, как он относится к своему персонажу, ответил, что героя ему жаль, а свою роль пока считает недоработанной. И признался, что играть отца Темы ему помогает роль, исполняемая Михаилом. Многое, что происходит в спектакле с подростком, имело место в жизни Анатолия. В Тёме он видит проекцию себя. Что касается Владимира: «да, человек он не очень хороший и ведет себя неправильно. Но многие зрители сегодня оправдали его: студенческий брак, кризис среднего возраста, вот и пошел налево. Однако к чему это всё приведет? Страшно, что нет ответной любви в семье, поэтому мужчина ищет ее на стороне. Хотя сам виноват в этом. Нельзя получить любовь, если ты не даешь ее первым».
У художника-постановщика Алины Алимовой — собственная позиция: «Для меня эта история про внутреннего уязвимого ребенка, который живет в каждом из нас. Чаще всего мы его голоса не замечаем или глушим какими-то внешними вещами. Важно научиться его любить и слышать».
В репертуаре театра появилась новая необычная постановка об эмоциональном взрослении людей, с европейским уровнем «картинки», светового и звукового сопровождения, что в целом создает неповторимый образ спектакля. Рекомендуем посмотреть его каждому, кто готов к озарениям, проживанию глубоко запрятанных чувств, воспоминаний, не всегда приятных, пониманию, о чем, вероятно, сигналит состояние или поведение наших детей.

Возрастная категория спектакля «Замыкание» 12+.
Елена ГАЗИНА. Фото предоставлено Прокопьевским театром.

 

Share this:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

Я согласен с политикой конфиденциальности