В 1942-м ее призвали в армию

Мария Степановна Воронина часто вспоминает военные годы. В июне участнице Великой Отечественной войны исполнится 98 лет. Ей было всего двадцать, когда она взяла в руки оружие. С этой старой фотографии из далекого 1944 года началась большая история…

ВоронинаРодители Марии Степановны – уроженцы Смоленской области. У Жаворонковых было много детей, больше десяти. Родственник по отцовской линии уговорил семью перебраться в Сибирь, наш Киселевск. Беда пришла в дом Жаворонковых. Это случилось за три года до войны. Маруся потеряла братьев и сестер, отца с бабушкой. Родственники отравились пшеницей. Чудом остались живы мама, младший брат Петя и тетя Маша.
Мария всегда мечтала выучиться на врача. В 1941 году Маша окончила курсы медицинских сестер запаса, причем, имея за плечами трехлетний стаж в Киселевской городской больнице №1. Выпускные экзамены целеустремленная девушка сдала на одни «пятерки». В феврале 1942 года ее призвали в армию. По словам Марии Степановны, девчат призывали много. Война… В том сибирском призыве, с Марией Жаворонковой, на фронт отправили двадцать семь вагонов. Целый месяц, в пережидании бомбежек, добирались до станции Купянск, под Харьковом. Там сибирячки узнали, что такое винтовка, пулемет ДШК, автомат, малокалиберная зенитная пушка.
В учениях по стрельбе Мария была одной из лучших. Маленькая, хрупкая киселевчанка стреляла метко. Однажды командир дивизиона подарил отличнице стопку почтовых конвертов, чтобы чаще домой писала.
Первая зима для фронтовика с косичками запомнилась крепкими морозами. Шинель была велика. Сапоги 42-го размера, хоть и с портянками, совсем не берегли тепло. Руки, красные и шершавые от мороза, «мечтали» о маминых рукавичках. Бойца Марию Жаворонкову определили к пулемету ДШК. Немцы наступали на пятки, бомбежка за бомбежкой.
Мария Степановна и сейчас хорошо помнит, как сбивала фашистские самолеты. Она выносила раненых бойцов с поля боя, заменяла погибших солдат у орудий. В восьмой батарее
была МЗА – малокалиберная зенитная артиллерия. Несмотря на то, что Мария была санинструктором, она знала, как работают разные пушки.
Прожекторами находили в ночном небе вражеские самолеты и вели до тех пор, пока не собьют. 1572-й полк, где служила Маша, освобождал города Калач, Орел, Курск, Воронеж. Отбивали переправу через Дон в районе города Богучар. Фашисты, уходя, сжигали все. Сжигали сараи, набитые людьми.

Были в 1572-м полку и свои сыны. Десятилетние деревенские мальчишки – Гриша и Миша, чудом спасшиеся от захватчиков, служили до самой Победы. После войны стали механизаторами и работали в селах под Киевом. Особенно запомнились Марии Степановне бои под Дарницей – важной стратегической станцией. На каждом железнодорожном пути, а их было двадцать семь, — эшелоны с горючим, бойцами и ранеными. По словам ветерана, в считанные минуты налетали под тридцать самолетов. Земля горела. Рельсы дугой стояли. Бомбежкой разбили всю станцию. Бои под Киевом – самые кровопролитные. В санитарную часть разом отправляли по сорок человек. Сколько перевязок сделала Мария, помнят только ее руки. Форма была пропитана солдатской кровью. За те бои Жаворонкову наградили медалью «За боевые заслуги».
Конечно, у ветерана много наград и медалей. Некоторые из них, «Ветеран ПВО», «Отличник ПВО», медали Сталина и Жукова, юбилейные, хранит ее дочка – Людмила Витальевна Фролова. Самые высокие награды украли в мирное время, когда Мария Степановна жила в районе Черкасова Камня… В одной из бомбежек Марию так засыпало, что только ноги из земли торчали. За них ее и смогли вытащить. Позвоночник оказался поврежден. Случайная фотография с фронтовиком Виталием Ивановичем Ворониным стала своего рода «печатью в паспорте». Оказывается, он уже давно к Марусе присматривался, да все никак познакомиться не мог. Маша на партбилет фотографировалась, а Виталий шутя просто подошел сзади и встал рядом. Так вдвоем и снялись и … в разные стороны.
Зенитная батарея встретила Победу в Киеве. Это был один из самых счастливых дней Марии Степановны. Он запомнился объятиями и поцелуями, слезами от счастья. Мария демобилизовалась, осталась в Киеве. Работала санитаркой в инфекционном отделении. Однажды, по дороге на базар за килькой, она встретила однополчанина с такой же, как у нее, птичьей фамилией. Сказал, что ищет ее, хочет с собой на Брянщину увезти. Слово за слово, и через три дня стала Мария Жаворонкова Марией Ворониной. Примерно через четыре месяца, после демобилизации Виталия, молодая семья уехала на Брянщину. Там сняли маленькую квартиру. Из мебели – один диван. Его застелили шинелью, а второй – укрывались.
На Брянщине прожили полгода, а потом отправились Калининград восстанавливать. Через десять лет, уже с сыном и дочкой, Воронины переехали в Киселевск, чтобы помогать маме
Марии Степановны. Тридцать пять лет отработала в Киселевском тубдиспансере Мария Степановна Воронина. Ее общий трудовой стаж – более пятидесяти лет.
— Вы, пожалуйста, передайте огромный привет всем сотрудникам диспансера, где столько лет работала моя мама, – попросила Людмила Витальевна Фролова. Дочка, кстати, тоже медик, забрала маму к себе, в село Лебедевка Новосибирской области, еще в 2006 году.
У Марии Степановны четверо внучат, двенадцать правнуков и четырехлетняя праправнучка. Участница Великой Отечественной войны уже не может самостоятельно передвигаться,
только с помощью коляски. Мария Степановна плохо слышит, но войну вспоминает часто, возвращается на 78 лет назад, будто вчера это было.
Нам, в свою очередь, хотелось бы поблагодарить киселевчанку Тамару Григорьевну Коротаеву – одноклассницу и родственницу Людмилы Витальевны Фроловой. Ведь именно она попросила рассказать об участнице войны в нашей газете.
Ольга БОББ. Фото из семейного архива ВОРОНИНЫХ.

Share this:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

Я согласен с политикой конфиденциальности